Поиск
  • Анатолий Иваненков

Ничего личного, такая редакция

Сейчас иностранные компании не могу получить лицензию в России, но это скоро исправят


Полагаю, что многим юристам, работающим с правом России, приходилось сталкиваться с такими пробелами в законе, когда безуспешно пытаешься найти им какое-то объяснение, логику законодателя и понять, такая редакция закона сделана умышленно или же просто по недоразумению. Недавно я столкнулся с таким пробелом. Однако, в этот раз законодатель как будто услышал мои мысли.

Анализируя закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» по поручению иностранной компании, я обратил внимание на тот факт, что, говоря о «юридических лицах», имеющих право на получение лицензии на лицензируемый вид деятельности, невозможно понять, относятся ли сюда нерезиденты. Дело в том, что термин «юридические лица» может с равным успехом относиться как к российским, так и к иностранным юридическим лицам. Однако, при анализе других норм этого же закона, приходишь к выводу, что нерезиденты не относятся к «юридическим лицам», поскольку они не могут передать, вместе с заявлением, государственный регистрационный номер записи о создании юридического лица, а также данные документа, подтверждающего факт внесения сведений о юридическом лице в единый государственный реестр юридических лиц. Следовательно, нерезиденты не могут получить лицензию. Согласитесь, это извилистый путь к ответу, который должен быть прописан в законе чётко и ясно. И поскольку такой вывод приходится делать самостоятельно, его необходимо подтвердить. Для этого есть один проверенный на практике способ: отправить прямой запрос в соответствующее ведомство и получить на него не менее прямой ответ. Так я и сделал.

В ответ на мой запрос в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), вышеуказанная служба, со ссылкой на закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» и закон «О связи», сообщила следующее:

«…лицензии на осуществление деятельности в области оказания услуг связи выдаются исключительно российским юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, внесенным в установленном порядке в Единые государственные реестры юридических лиц и индивидуальных предпринимателей соответственно…».

Самое интересно в этом ответе – это слово «исключительно», учитывая тот факт, что данный ответ так категорично не звучит в законе, а отдан на откуп логическому толкованию.

Далее Роскомнадзор сообщает:

«Однако законодательство Российской Федерации в сфере связи не накладывает каких-либо ограничений по участию иностранного капитала в формировании уставного капитала российского юридического лица, обратившегося в Роскомнадзор за получением государственной услуги по лицензированию деятельности в области оказания услуг связи.»

Таким образом, «исключительность» для российских юридических лиц, с одной стороны, и отсутствие каких – либо ограничений для иностранных компаний, с другой стороны, подтверждает то, что эта «исключительность» имеет крайне формальный характер, сводится только к вопросу неудачной редакции текста закона, и за этой редакцией не стоит искать какой-то глубокий смысл.

Интересен тот факт, что такой вывод сделал не только я: к концу мая 2020 г., практически одновременно с ответом из Роскомнадзора, в информационно - правовой системе, используемой юристами в России, появилась новость о том, что в указанном законе о лицензировании хотят закрепить возможность получать лицензии иностранным юрлицам. Законодатели просто внесут изменения о том, что нерезиденты в заявлении на представление лицензии, вместо сведений, которые они не могут предоставить в принципе, будут указывать сведения о своем наименовании, наименовании филиала и его адресе, а также номер записи об аккредитации филиала иностранного юридического лица в реестре и дату внесения записи об аккредитации филиала иностранного юридического лица в реестр.

И хотя право на получение конкретной лицензии будет предоставлено нерезиденту не самим законом, а положением о лицензировании конкретных видов деятельности, приведённом в соответствие с законом, в самом законе, наконец, появится прямой и положительный ответ на вопрос, входят ли нерезиденты в круг лиц, имеющих право на получение лицензии.

Вышесказанное подтверждается пояснительной запиской, сопровождающей законопроект, информация о котором размещена на федеральном портале проектов нормативных правовых актов. В ней сказано, что изменения сводятся лишь к включению в закон сведений, предоставляемых нерезидентом, и направлены они на формирование благоприятных условий для иностранных инвесторов, снижение административных барьеров при лицензировании отдельных видов деятельности, предусмотренных Законом о лицензировании. Согласно вышеуказанному порталу прохождение всех необходимых инстанций рассмотрения законопроекта запланировано по декабрь 2020 года. Таким образом, будет устранен пробел в законодательстве России в отношении деятельности иностранных инвесторов.


Анатолий Иваненков

06.08.2020

Просмотров: 2Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Миграция: как подготовиться к изменениям в иммиграционном законодательстве Великобритании

Ранее в этом году министр внутренних дел Великобритании Прити Патель вызвала бурные дебаты, заявив, что Великобритания закроет свои границы для «низкоквалифицированных рабочих» в рамках новой иммиграц